You are currently viewing Кто вредит вакцинопрофилактике в Украине?

Кто вредит вакцинопрофилактике в Украине?

По итогам телеконференции “Вакцинация:за и против” в Харьковском пресс-клубе 09.09.2020. Хотелось бы расставить акценты.Дефиниции. Понятное дело, ИМХО.Антивакцинаторы – те люди, которые не хотят вакцинировать себя и своих детей. Учитывая то, что в Украине на сегодня не предусмотрена ответственность за отказ от прививок, этих людей, по сути, беспокоит только ограничение возможности беспрепятственного посещения их детьми учреждений образования. Болеют ли антивакцинаторы и их дети управляемыми инфекциями? Да. Но привитые тоже массово болеют. Из 120 тысяч коревых больных в 2017-2020 годах большинство было вакцинировано, некоторая часть – дважды. Умирают ли антивакцинаторы и их дети от управляемых инфекций? Нет. Единичные случаи летальных исходов кори, столбняка у непривитых, как и у привитых. Проваксы. Те, кто за вакцинацию. Например, я – провакс. И абсолютно без ложной скромности считаю, что в Украине для вакцинопрофилактики я сделал больше, чем кто-либо другой.Радикальные проваксы. Считают, что вакцинировать нужно все, что движется тем, что есть в любой возможный момент.Среди радикальных проваксов много медиков, чаще это те люди, которые не сталкивались с негативными последствиями вакцинации. Часто встречаются и немедики, на мой взгляд, это нетолерантные по жизни люди, не допускающие инакомыслия. Радикальные проваксы склонны к принятию на веру разнообразных догматов типа “негативные события после прививки происходят не из-за прививки”, не подвергая их критическому осмыслению. Вакциноскептики – те, кто считают необходимым оценивать риски соотношения польза/вред отдельно взятой вакцины для конкретного человека учитывая его состояние в конкретный момент в конкретных эпидемических условиях. Главный врач специализированного дома ребенка №1, Роман Марабян, на мой взгляд, абсолютный вакциноскептик. В его учреждение попадают тяжелые дети, обычно с хронической патологией, часто инвалиды и принимая решение о прививке (или отводе) нельзя быть неосмотрительным. Виктор Сергиенко – вакциноскептик, не отвергающий возможности прививки в определенных ситуациях. Себя я тоже считаю вакциноскептиком и этот подход реализуется на практике в моих клиниках тщательным осмотром, обследованием и реабилитацией перед прививкой (при необходимости), индивидуализацией схем, контролем предвакцинальной и поствакцинальной защиты. Мое глубокое убеждение – в крахе вакцинопрофилактики, происходящем в Украине в течение последних 12 лет виноваты совсем не антивакцинаторы. Кто же? До 2007 года страна дисциплинированно прививалась, охваты составляли 90-99%, антивакцинальное движение не было популярным. В конце 2007 году ЮНИСЕФ завез 10 миллионов доз гуманитарной индийской вакцины против кори и краснухи, в апреле 2008 года была начата кампания по дополнительной вакцинации подростков и молодых людей, в мае 2008 года после смерти ребенка в день прививки, вера в безопасность вакцинопрофилактики была подорвана всерьез и надолго. Внятного объяснения случившемуся общество не услышало. 9 миллионов доз утилизировали. Охват вакцинацией по всем позициям (не только КПК) упал к 50%. В мае-октябре 2015 году МОЗУ и ЮНИСЕФ завезли 12 миллионов доз гуманитарной французской ОПВ, подлежащей списанию и утилизации, под эту акцию в июле 2015 года заболело полиомиелитом двое детей на Закарпатье, в сентябре была объявлена трехраундовая дополнительная кампания. До 18 апреля 2016 года (switch day) все впихнуть в наших детей не удалось, 4-5 миллионов доз утилизировали. Ни в том, ни в другом случае вменяемого обоснования целесообразности дополнительных туров не было (да и не могло быть). В течение 2015-2016 годов вакцины не завозились вследствие передачи закупок международным агентам (тому же ЮНИСЕФ). Трехлетняя эпидемия кори 2017-2019 годов, самая большая в Европе по количеству заболевших, явилась прямым следствием этих событий в течение 10-летнего периода. Вопреки постановлениям КМУ 2015 и 2016 года об ассортименте закупок ЮНИСЕФ не завозила расщепленные АКДС вакцины. МОЗУ в лице и.о. министра Ульяны Супрун и ее свиты изо всех сил пыталось угодить фонду, пытаясь обосновать целесообразность поставки копеечных индийских вакцин. Приглашались говорящие головы (Евгений Комаровский), проводилась показательная вакцинация АДС-м звезд – Виталия Кличко, Сергея Жадана и других (“розумний, бо вакцинований”). Придумывалась вспышка дифтерии БЕЗ ВЫДЕЛЕНИЯ токсинообразующих штаммов (диагноз “дифтерия” неправомочен без токсина).Нормативные документы по вопросам вакцинопрофилактики готовит группа экспертов с бессменным главой Федором Лапием, Постепенно сокращается перечень противопоказаний, уже разрешено прививать лихорадящих больных. Некоторые документы по своей сути граничат с геноцидом, когда, например, весной 2019 года приказом МОЗУ было разрешено вводить вакцины КПК 6-месячным детям, хотя безопасность паротитного и краснушного компонентов на этой возрастной группе не исследовались. Рекламируя индийские вакцины Федор Лапий, тем не менее, на камеру привил своего ребенка бельгийской расщепленной вакциной “Бустрикс” со словами: “Батько поганого не зробить”.Последний временный запрет на применение вакцины Гослекслужба налагала в мае 2018 года, с тех пор летальные исходы в поствакцинальном периоде не фиксируются, хотя ежегодно в Украине умирает около 2000 детей в возрасте до года. До этого в течение 10 лет чаще всего налагались запреты на вакцины, вводимые в родильном доме, 20 раз против гепВ, из них 16 – вакциной приготовленной на харьковском предприятии “Биолек” и 14 раз БЦЖ разных производителей. Следующей шла расщепленная вакцина “Пентаксим” – 14 временных запретов. Простой вопрос – зачем вакцинировать новорожденных, если самые большие риски умереть именно в первый месяц, при этом у матери нет ГепВ – по-прежнему остается без ответа.Можно продолжать и далее. Ответ на вопрос “кто вредит вакцинопрофилактике в Украине”, на мой взгляд, очевиден.

Джерело інформації